[an error occurred while processing this directive]

 

УТРАЧЕННОЕ ОТРАЖЕНИЕ

(из цикла "Хроники космической психопатки" - вселенная Карины Травиц)

©Маркус Даркевиц, 2019 

Внимание! Данная страница содержит информацию, нежелательную для ознакомления лицами, не достигшими 18 лет. Если вы ещё не достигли вышеуказанного возраста, немедленно покиньте страницу!


Все события и персонажи, отражённые в книге, могут существовать только в отдалённом будущем, следовательно, вымышлены. Все образы и модели персонажей книги находятся в возрасте 18 лет и старше. Совпадения имён и фамилий персонажей с именами и фамилиями реальных людей случайны.


– Ты сегодня опять кричала во сне, – произнесла Электра, кошачьим движением усаживаясь на колени подруге.

– И о чём же я кричала? – рассеянно спросила Карина, кладя правую руку на талию девушке, пока в левой держала стакан холодного освежающего напитка.

– Что-то вроде «второй меня быть не должно!» У тебя вздрагивали руки, словно бы ты стреляла. Потом ты плакала.

– Не может быть, – ровным голосом произнесла Травиц, задержав стакан в воздухе.

– Я целовала тебя и чувствовала слёзы, – возразила Фламенко.

– Наверное, мне пора возвращаться в полицию, – вздохнула Карина, излишне быстро, может быть, опорожнив стакан и поставив его на столик. Она обхватила Электру обеими руками и нежно стиснула девушку. Та закрыла глаза от наслаждения.

– Я помню, ты рассказывала мне про Клариссу, – произнесла Фламенко. – И что это было единственное убийство в твоей жизни, совершённое тобою без удовольствия. А ведь ты кошка. Чёрная пантера, которая убивает, получая радость от этого.

Карина невесело усмехнулась.

– Да, я действительно была вынуждена убить ту женщину. И мне этого не хотелось делать. Знаешь, девочка, Кларисса мне до сих пор иногда снится. Ничего не говорит, но смотрит на меня с упрёком. Она ведь была почти такая же, как я. Роман назвал её моим отражением в кривом зеркале. Правда, она сама виновата во всём. И я уж точно по ней плакать не стала бы. Даже во сне.

– Но ты её не застрелила, насколько я знаю, а...

– Солнышко моё, давай не будем об этом. Пожалуйста.

– Но это был у тебя единственный такой случай?

Карина замолчала. Конечно, ей не один раз приходилось убивать, словно переступая через самоё себя. Не один раз. Два. Но про второй случай Электре лучше не знать. Да, чёрт возьми, подробности той истории она даже Роману не расскажет. Никогда в жизни. Ни за что.

•  •  •

В ту ночь Карина хорошо отметила присвоенное ей звание лейтенанта. Притом самым лучшим и излюбленным способом. Слегка поколебавшись, она намекнула рыжебородому Сергею, что сильно по нему соскучилась. Но при этом добавила: коль скоро тот видеть не может чернокожего Джона не только в одной постели с ними, но и вообще, придётся пойти на компромисс. Иначе никак, принимая во внимание особый повод. И Сергей примчался не один, а с того же цвета, что и Джон, красоткой Н’кечи, за которую, кстати, однажды начистил тому физиономию. В общем, Карина оттянулась на славу. Утром из своеобразного озорства немного перекроила форменную одежду, чуть изменив воротник рубашки и укоротив юбку на полдюйма, после чего новоиспечённый лейтенант явилась на службу как ни в чём не бывало, притягивая восхищённые взгляды коллег обоих полов. Скрытую усмешку Кейко Вински инспектор Травиц не заметила, к тому же её подозвал идущий навстречу полковник Фарид Мехди.

– Это срочно, – сказал он. – Комиссар лично распорядился сообщить вам подробности дела... Да и поручить его вам же.

Комиссар Радован Дарич где-то отсутствовал, притом уже довольно долго, но через своих заместителей вполне оперативно руководил полицией Взаимодействия, будучи на расстоянии.

– Слушаю вас, пан полковник, – произнесла Карина, входя в кабинет.

Мехди, как и полагается, быстро прогнал по помещению противошпионский аппарат, после чего устроился за своим столом и жестом предложил Травиц сесть в кресло напротив. Не удержался бросить короткий взгляд на обтянутые кремовыми чулками коленки подчинённой...

– Поступила информация о чрезвычайно серьёзных преступлениях, леди Травиц. О незаконном бартере в секторе Дюпон. А именно о поставках детей в целях эксплуатации.

У Карины даже похолодело в груди. Большей гнусности она представить себе не могла.

– Можно подробности, пан полковник?

– Конечно. Согласно донесениям агентов, упомянутые дети попадали в так называемые «фрик-щоу». И это ещё не самая худшая участь. На планете Сан-Диего нашли несколько детских трупов, причём со следами насилия. Подробности на экране.

Карина с ужасом просмотрела проходящие в воздухе изображения. Скулы её так и играли на лице. Что творилось в душе Травиц – для этого слов ещё не придумано.

– Дети из ниоткуда не берутся, – сказала Карина. – Нормальные люди с ними просто так не расстанутся. Школы полного дня с пансионом находятся под перекрёстной охраной. Значит, речь идёт о похищениях или всё том же бартере на отсталых, регрессивных планетах.

– Если бы было так просто… – хмыкнул Мехди. – Регрессивных миров не так много, и все они так или иначе под нашим контролем. На самих планетах, конечно, преступления против детей совершаются ежечасно, но не до такой степени, чтобы это явление превратилось в своего рода экспорт, направленный в цивилизованные миры.

– Если эти миры, – задумчиво сказала Карина, – позволяют себе подобные развлечения, какие же они «цивилизованные»?

– Согласен с вами. Но кто же, кроме нас, может и должен вернуть их к цивилизованности? Пусть даже если они и не слишком хотят этого... В общем, так, леди лейтенант. Вам даются самые широкие полномочия. За исключением, как обычно, оружия массового поражения, – чуть улыбнулся Фарид. – Работать будете в одиночку. И особое пожелание комиссара... Даже нет, это приказ. Сделать так, чтобы никакие сведения о результатах вашей миссии не просочились ни в какое информационное поле.

•  •  •

Большинство планет сектора Дюпон – весьма благополучные миры, очень живописные и обладающие хорошими климатическими условиями. Так сложилось, что этот сектор ранее притягивал к себе людей искусства, желающих только творить и ни о чем другом особенно не задумываться.

Как водится, планеты, населённые людьми не от мира сего, рано или поздно начинают притягивать преступников. Если полиция упустит этот момент, приятная во всех отношениях планета может быстро превратиться в вертеп. И хорошо, если контролируемый, вроде Кардиган-Томсона. Карине были известны примеры похуже, но только не в границах Дюпона. И это казалось немного странным. Хотя, с другой стороны – чему удивляться? Уровень преступности везде одинаков, и полиция в лучшем случае лишь сглаживает его «пики», то есть совсем уж запредельные проявления человеческой неадекватности.

Именно с таким и предстояло сейчас встретиться Карине. Изучив материалы дела, она обратила внимание на странную закономерность. Агенты замечали появление детей в притонах спустя несколько дней после того, как на некоторых планетах сектора проводились массовые экскурсии. Где-то ребятишкам показывали невероятный животный мир, где-то – достижения местных мастеров искусств, где-то – другие интересные вещи. Часто более интересные взрослым людям, вроде театральных постановок, на которых дети откровенно скучают и демонстративно зевают.

Сафари и вулканы привлекали юное поколение гораздо сильнее. Архаичные технические «фишки» – тоже. На планете Делимар особым интересом (для всех возрастов) пользовался довольно примитивный с точки зрения современных технологий аттракцион «Кейв роллер». Здесь по причудливо изрезанным пещерами горам проложили настоящие металлические рельсы, по которым с большой скоростью мчались вагонетки. Их пассажиры могли во время коротких остановок любоваться удивительными подземными ландшафтами, усыпанными гигантскими кристаллами драгоценных камней, равных которым пока что не находили нигде. Конечно, инженеры с помощью искусно установленного освещения сделали картины ещё более привлекательными, так что визит на Делимар без виражей «Кейв роллера» казался неполным.

Карина путешествовала по мирам сектора Дюпон под простым прикрытием – в качестве добровольной помощницы четы экскурсоводов, Марии и Кассия Смитов. Те явно обожали свою работу, по-хорошему «сходили с ума» от весёлого детского гвалта и искренне желали оказать помощь сотруднице полиции. Пусть даже и не будучи в курсе всех обстоятельств дела. Травиц, поначалу слегка ошалевшая от суеты и шума, скоро втянулась в роль няньки-смотрительницы, хотя и понимала, что такая работа не для неё. Ей нужно было найти злоумышленников, но сначала, естественно, понять, как эти преступления совершаются.

Дети ведь не пропадали. Если на экскурсию собрали сто двадцать человек, то именно столько же спустя неделю, две или три (в зависимости от сложности тура) потом возвращалось счастливым родителям или представителям служб опеки. Между тем найденные детские трупы на Сан-Диего были опознаны, о чём Карине сразу же передали сообщение. И, что характерно – эти же самые дети сейчас вполне беззаботно резвились на иных планетах, а то и в других секторах.

Всё встало на свои места. Детей клонировали и отправляли для развлечения запредельно извращённых и бессердечных лиц. Клон человека, как известно, представляет собой после изготовления совершенно чистый лист бумаги, кроме простейших инстинктов ничем не обременённый. И потому бесконтрольное клонирование было строжайше запрещено как особо циничный способ человеческой эксплуатации.

О репликации же детей Карина узнала впервые. И желание найти того, кто управляет этим бесчеловечным конвейером, стало для неё поистине страстным.

Непонятным было в этой истории одно – агенты говорили о найденных в притонах детях как о вполне нормальных, развитых для своего возраста мальчиках и девочках.

•  •  •

Карина протяжно застонала от наслаждения. Следующий стон уже напоминал крик. Кассий Смит энергично работал языком, пока женщина сидела на его лице, обхватив бёдрами щёки экскурсовода, чьё тело красноречиво показывало признаки сильнейшего возбуждения. Содрогнувшись в оргазме, Карина сдвинулась чуть назад и с удовольствием нагнулась, чтобы расцеловать лицо мужчины, блестевшее от её любовного нектара. Затем, не позволяя ни себе, ни ему расслабиться, перебралась ближе к ногам Кассия и присела на корточки, давая возможность восхитительно твёрдому члену проникнуть в её плоть, ещё слегка пульсирующую от недавней сладкой разрядки. История была стара как мир – жена Кассия отлучилась с одной частью группы детей на соседнюю планету, а тем же вечером Травиц вошла в комнату, где Смит рубился в какую-то сложную многомерную игру. Кассий, который с момента знакомства то и дело восхищённо поглядывал на Карину, не мог не отметить, что женщина сейчас, мягко выражаясь, не совсем одета. А она поймала взгляд экскурсовода и, с уверенностью расшифровав содержащийся в нём посыл, произнесла:

– Я собираюсь тебя изнасиловать.

И именно этим она сейчас занималась уже больше часа, поймав не менее семи оргазмов – то сжимая бёдрами колени мужчины, то присаживаясь к нему на лицо, ощущая внутри себя трепет влажного языка...

За этой увлекательной игрой Травиц чуть не пропустила сообщение, пришедшее в ответ на её запрос: «Аттракцион «Кейв роллер» разработан и смонтирован инженерной компанией «Башта Салмар»». Подобных посланий Карина получала в день до десятка. И пока что ни одно из них не привлекало её внимания, по крайней мере, пристального. Сейчас же даже не пришлось делать новый запрос, поскольку ей было хорошо известно, что Башта Салмар, руководитель одноимённой фирмы, ранее подозревался в незаконном клонировании людей, и за ним долго следили полицейские. Но, не обнаружив явных признаков преступной деятельности, наблюдение в конце концов сняли, а сам Салмар куда-то исчез из сектора Морган.

– Завтра, – сказала Карина, нежно обнимая своего любовника, – когда вернётся Мария, мы все отправимся на Делимар. Кататься на «Кейв роллере».

– Вообще-то план экскурсии был иным, – сказал Кассий неуверенно. – Делимар мы должны будем посетить, но ближе к концу тура.

– Придётся внести изменения в программу, – произнесла Травиц.

– Чёрт возьми! Ты нашла злоумышленников, каких искала?

– Пока не вполне уверена, но, скорее всего, то, что мы ищем, находится именно там.

Кассий немедленно вывел на экран данные по Делимару.

– Эту планету с разрешения секторального руководства практически единолично занимает некая графиня Берта фон Хойзере. Мне придётся связаться с ней и получить согласие на посещение.

– Мы его получим, – с уверенной улыбкой произнесла Карина.

– Наверное, это очень занятно – прокатиться на таком архаичном железном аттракционе, работающем исключительно на законах классической физики, – мечтательно проговорил Смит.

– Возможно, – согласилась Карина. – Но с детьми на нём кататься пойду я. И к тому же я не уверена, что там действуют только законы физики. А что значит «графиня»?

– Тоже своего рода архаика, – охотно разъяснил Кассий. – Некоторые выходцы из системного центра, а то и с самой Праматери-Земли любят подобное высокомерие. И присовокупляют к своим именам так называемые титулы. Полагают, что это якобы возвышает их над другими людьми.

•  •  •

Графиня Берта фон Хойзере не показалась Карине ни высокомерной, ни чванливой. Женщина была немолода, но очень красива: рослая блондинка с тяжёлой косой до пояса и чуть раскосыми голубыми глазами на скуластом лице. Глаза, кстати, были естественного цвета – Карина такие вещи распознавала с одного взгляда.

Визит вежливости не затянулся надолго, пройдя, как и всякая подобная церемония в любом из секторов. Карина и чета Смитов обменялись любезностями с неофициальной хозяйкой планеты, после чего отправились знакомить детей с достопримечательностями.

Травиц, усаживая подопечных мальчишек и девчонок в вагонетки, незаметно ставила им на запястья особые квазибиологические метки – знаки совершенно безвредные, но с помощью соответствующих приборов в течение некторого времени человека можно было найти по этим следам в любом месте, куда бы тот ни направился. Одно время такими метками злоупотребляли родители, но по ряду причин широкого распространения подобная идентификация не получила. Иногда полицейские метили преступников или подозреваемых, за которыми требовалось следить ограниченное время. Сейчас, по мнению Карины, был как раз тот самый случай.

Вволю накатавшись, Травиц вывела детей с «Кейв роллера». А вечером её встретили торжествующие Смиты, показав запись с прибора. Сомнений больше не было – на одном из виражей внутри горы вагонетка, пройдя через створ гигантского репликатора, создала свою копию, которая ушла по рельсам в тупик специально оборудованного ангара. При этом все её пассажиры тоже раздвоились – клоны въехали в тот же ангар на дубликате вагонетки. С этого момента не прошло и получаса, а два клона уже отправлялись к стоящей на площадке поместья фон Хойзере одной из ракет, готовящейся к старту. Один из клонов, судя по всему, находился сейчас в особняке графини. Травиц связалась с филиалом управления полиции в Дюпоне, запросила план полёта той ракеты, затем отправила сообщение в Светлоград. Менее чем через час на планету Новый Лиман вылетел майор Жан Бассомпьер из того же отдела полиции, где служила Карина. А к Делимару направилась новая экскурсионная ракета, только вместо детей в ней находились крепкие мужчины и женщины, обменивающиеся солёными шутками и секретами прицельной стрельбы из многозарядных бластеров.

•  •  •

Экскурсанты и экскурсоводы собрались в дальнейшую дорогу. Но Карина не покинула Делимар. Ей было дано поручение ожидать коллег и при этом обеспечить, чтобы из пещер до прибытия спецназа вдруг не исчезли клонированные дети.

Травиц вызвала графиню фон Хойзере и сказала, что у них может появиться повод для встречи. Берта восприняла это предложение однозначно, и уже через полчаса обе красивые женщины нежно и страстно целовались, понемногу освобождаясь от одежды. К слову, Карину немного удивила подобная готовность затащить её в постель, поэтому она была слегка напряжена. Фон Хойзере, видимо, вообразила, что «смотрительница» не очень опытна в делах любовных, от чего распалилась ещё сильнее. И уже через пятнадцать минут Карина в очередной раз убедилась, что женщина почти всегда более искусно и изобретательно делает куннилингус, нежели мужчина. После двух головокружительных оргазмов Карина решила отплатить Берте той же сладкой монетой, но графиня не позволила ей встать. Она приподнялась, перебралась выше и присела Карине на лицо, точно так же, как сама Карина недавно «насиловала» Кассия Смита, заливая ему щёки тёплой влагой. Травиц с готовностью приоткрыла рот и направила свой трепетный язычок навстречу истекающему от нетерпения влагалищу графини.

– А ты быстро учишься, – произнесла фон Хойзере, переводя дух и нежно целуя Травиц. – Я была такая же, как ты в твоём возрасте.

Карина про себя усмехнулась. Ладно, пусть думает, как хочет...

Графиня оказалась весьма энергичной любовницей. Защёлкнув на широких бёдрах ремешки страпона, она демонстративно перебрала несколько насадок, затем показала Карине игрушку довольно крупных размеров, умеющую совершать волнообразные движения в такт толчкам активного партнёра. Травиц облизнула губы и охотно раскинула ножки.

Минут через пять, чуть не умирая от сладострастного прибоя, она хрипло простонала и «растеклась» по скомканной простыне. Берта нежно улыбалась. Её коса распустилась, превратившись в платиновый водопад. Волосы приятно ласкали разгорячённое тело Карины, ещё подрагивающее после разрядки. Но фон Хойзере не унималась.

– Раскинь руки, – скомандовала она. – И сделай ноги пошире.

Не подозревая подвоха, Карина повиновалась. В эту же секунду раздались несколько свистящих щелчков, и хитро устроенная кровать поймала лейтенанта полиции словно капканом, опутав руки и ноги Травиц прочными шнурами, туго затянув узлы.

– Что ты делаешь? – спросила Карина. – Я не уверена, что мне это понравится.

– А кто тебя спрашивать будет? – откликнулась Берта. И стянула насадку, ещё влажную от сока Травиц. Очевидно, она решила, что секса на сегодня достаточно. По крайней мере, обычного. И отстёгивать ремешки со своих бёдер тоже не стала.

– Что всё это значит?

– Это значит, что сейчас мы поговорим о том, кто ты такая на самом деле и зачем ты здесь. Только не надо врать, что ради детских увеселений.

– Именно этим я и занимаюсь, – сказала Карина. – Можешь проверить.

– Уже выяснила, – произнесла Берта.

Она провела рукой в воздухе, убирая одну из стен в комнате. Затем сделала так, чтобы изголовье кровати немного поднялось, и Карине было удобнее смотреть, что происходит. Когда стена растворилась полностью, Травиц увидела ещё одну кровать с лежащей на ней обнажённой женщиной. Повинуясь движению Берты, эта кровать двинулась по направлению к той, где лежала Карина. Графиня точно так же приподняла изголовье подъехавшего почти вплотную ложа, и взгляду ошеломлённой Карины предстало опутанное такими же шнурами тело женщины – стройной, длинноногой брюнетки с растрёпанным каре волос. Тело, которое Карина привыкла видеть в зеркале.

– Это кто? – спросила она, не веря своим глазам. – Это я?

– Видимо, действительно «я», – ответила копия Карины. – Или «ты», в зависимости от того, с какой стороны смотреть на всё это.

– Одна из вас клон, – сказала Берта. – Вы полностью идентичны. Вы даже трахаетесь одинаково. Поначалу обе были недоверчивы, и я даже решила, что вы не так уж опытны. Кричите и стонете вы тоже одинаково. И целуетесь. Уверена, что вы обожаете мастурбировать перед зеркалом. А теперь у вас появится неиллюзорная возможность заняться любовью с самою собой.

Обе Карины потрясённо молчали, разглядывая друг друга.

– Клон же не может иметь сознание взрослого человека, – произнесла Карина-1.

– К тому же дублировать мысли и чувства исходного индивидуума, – добавила Карина-2.

– Как видите, может. Компания «Башта Салмар» получила от меня задание усовершенствовать технологию клонирования. Они сумели воспроизвести не только физическую и ментальную форму, но и скопировать вероятностно-бозонную оболочку тела. То, что называют душой. Теперь клоны ничем не отличаются от людей. И, как я надеюсь, могут жить долго – биологическое тело не станет разрушаться, поскольку скреплено метафизически. Понимаете, к чему приведёт это открытие?

– Пока оно привело к тому, что в притоны поставляются разумные клоны, – зло сказала Карина-1.

– И не просто клоны, а дети, которые понимают, что с ними происходит, – закончила Карина-2.

Берта пожала плечами.

– И какие проблемы? Оригинальные дети ведь никуда не исчезли. Они вернулись к родителям, по крайней мере, те, у кого они есть. Другие – к воспитателям. А также к друзьям, к знакомым играм и занятиям. Ни у кого ничего не отобрали.

– Это демагогия, Берта! – хором произнесли обе Карины.

– Страдания и боль всё равно остались для их копий, – проговорила вторая.

– И смерть – тоже, – подытожила первая.

– Ладно, девочки, – поморщилась фон Хойзере. – Демагогию сейчас разводите именно вы. Я почти уверена, что вы работаете на межсекторную полицию и теперь наверняка уже сообщили своему управлению, что здесь происходит неладное... с вашей точки зрения, естественно. С точки зрения нормальных цивилизованных людей – всё в порядке вещей. Как уже сказала, мы никого не похищаем. Ни одна мать не потеряла своего ребёнка. Но дело даже не в этом. Сейчас нам с вами предстоит отменить все карательные операции, которые вы уже наверняка инспирировали. Мне нужны планы полётов, сроки прибытия спецотрядов и всё остальное. Не буду обманывать вас – для начала моим людям придётся ликвидировать полицейские экспедиции. Потом, конечно, я вместе с Баштой Салмаром переберусь на другую планету. Это будет несложно. Скажу по секрету, меня защищает сам Дюпон! Я ведь поставляю клонов его ближнему окружению... И знаете, что? Я готова перебраться вместе с вами. С вами обеими. Бросьте вы эту поганую полицию! Я знаю таких, как вы, и прекрасно их понимаю. На службу идут те, кто любит мучить и убивать других людей. Так вот, вам обеим я могу предоставить просто неограниченные, небывалые возможности для реализации ваших желаний. И секс с самой собою – это только малая часть того, что вам будет теперь доступно.

– Ты ничего не понимаешь! – крикнула Карина-1.

– Я никогда не подниму руку на невиновного человека, – пояснила Карина-2.

– Вы только думаете, что это так, – возразила Берта. – Но у меня нет времени с вами спорить.

Графиня открыла другой ящик и вынула оттуда узкое, причудливо изогнутое и зазубренное с одной стороны лезвие, длиной дюйма четыре, или чуть больше. Простым движением она пристегнула его к страпону, и теперь вместо фаллоимитатора спереди у Берты торчало оружие. Притом созданное не с целью быстрого убийства, а для медленного причинения мук и страданий.

– В общем, так, красотки. Одну из вас я буду трахать до тех пор, пока из неё не вылезут все внутренности. Или пока кто-то из вас не предоставит мне информацию. Но если и вторая будет молчать, клонов детей придётся уничтожить Я немедленно дам распоряжение, и вы увидите на экране, как их начнут убивать по одному. Но если вы обе заговорите, то обойдёмся без излишних жестокостей. Вам три минуты на размышление.

– Может, просто её прикончить? Прямо сейчас? – спросила Карина, которая смотрела на другую женщину, будто на своё отражение.

– Идея хорошая и вполне осуществимая, – сказала Карина-вторая. – Но не факт, что мы сможем потом быстро освободиться. Я уже пыталась, довольно долго и безуспешно. Пока мы будем тут дёргаться, рано или поздно придут её люди. Это кончится плохо для нас обеих. Очень плохо. Наконец, без графини мы можем не успеть найти обречённых детей. Их перепрячут. И хорошо, если просто перепрячут.

Обе Карины говорили на специальном искусственном языке, разработанном исключительно для нужд полиции, с тем чтобы сотрудники могли общаться между собой, и их не мог понять посторонний. Языков во всех секторах великое множество, на некоторых планетах аборигены вообще могут общаться на уникальных наречиях, но специальные ментальные техники обычно справляются с подобными барьерами, и любой человек почти сразу же может начать понимать инопланетянина после встречи с ним. А вот искусственный язык, как и следовало ожидать, фон Хойзере понять не могла.

– О чём вы там трещите? – недовольно спросила Берта, подбрасывая в руке игральную кость. – Осталось две минуты! Потом я выберу чёт или нечет, и кому-то из вас повезёт познакомиться с моим... членом.

– Похоже, что из этой ситуации либо мы выйдем обе вместе, – сказала Карина-2, – либо не выйдет никто.

– Это рискованно, но зато шанс, – последовал ответ. – Конечно, будет очень сложно рассчитать усилие импульса.

– На всякий случай, имей в виду, – проговорила Карина-2. – У этой сучки есть пулевой пистолет... Лежит в верхнем правом ящике столика слева от меня.

– Мне не нравится ваш диалог, – заявила фон Хойзере. – Заткнитесь, или я прямо сейчас начну иметь одну из вас. Или сознавайтесь, мне без разницы, кто именно будет говорить. В этом случае я готова оставить в живых обеих.

– Она врёт, – произнесла Карина-первая.

– Не сомневаюсь, – ответила вторая. – Ну как, подруга, попробуем вместе?

– Есть риск, что нас обеих размажет по стенам.

– Но это лучший выход среди плохих.

– Тогда поехали. На счёт «три». Раз, два...

– Так, мне надоел этот цирк, – начала графиня. – Чётная – оригинал, нечётная – клон...

– ТРИ! – одновременно произнесли обе Карины Травиц.

•  •  •

– Ты направила имплантированное оружие в потолок, – догадалась Электра. – И задала малый рассеянный импульс.

– Верно, – сказала Карина. – Так я и сделала. Особого выбора не было. В этой экспедиции я располагала одним-единственным патроном на любой из возможных эксцессов.

– Да, но... Отражённый удар оказался бы слишком слабым для этого. Либо, наоборот, чересчур сильным, и тебя расплющило бы вместе с Бертой. Или травмировало так, что вас обеих пришлось бы реанимировать.

– Как видишь, мне повезло, – усмехнулась Травиц. – Я сумела точно рассчитать мощность импульса и задать вектор с таким расчётом, что он уничтожил все технические средства, в том числе и ловушку, почти не задев меня. Пока Берта приходила в себя, я скинула ослабленные шнуры и взяла эту так называемую графиню в оборот. Но, конечно, без ожогов не обошлось.

– Поразительная удача, – произнесла девушка. – Я примерно представляю, как работает такое оружие, ты мне столько раз рассказывала принцип его действия. Но как ты добилась отражённого удара, да еще настолько точной силы? Я понимаю, если бы ты стреляла в кого-то другого на некотором расстоянии, у тебя бы это получилось легче. Но то, как сделала ты...

Карина поняла, что завралась. Ей очень не хотелось рассказывать подруге про своего клона. Причём такого, который полностью копировал её, имел те же самые привычки, черты характера и привязанности...

– Ты помнишь отель на планете Нью-Окридж? – спросила Карина. – И параболическое зеркало в нашей спальне?

– Помню, конечно, – оживившись, сказала Электра. – Мы там с тобой словно повисли в воздухе и обнимались, как уменьшенные копии самих себя...

– Вот примерно такое же было и в комнате графини, – сказала Травиц. – Оно и облегчило мою задачу.

•  •  •

На самом деле всё происходило совсем не так. Никакого зеркала у Берты не имелось, и обе Карины одновременно разрядили свои имплантированные импульсные патроны. Задача была не из простых, и два разных человека, скорее всего, с ней бы не справились. Но сейчас стреляла по сути одна и та же самая женщина.

Ударные волны схлопнулись друг с другом точно между двумя приподнятыми в изголовье кроватями. Здесь на несколько наносекунд возник энергетический диск, который уничтожил бы всё что угодно, оказавшееся на этом месте, несмотря на самую малую мощность удара, заданную обеими Травиц. Но электромагнитный импульс выстрелов был настолько силен, что моментально вывел из строя все электронные устройства, находящиеся в помещении. На краткий миг всех трёх женщин обдало жаром перехода энергии в новое состояние. Да, и той и другой Карине чувствительно обожгло ноги, но в тот миг они, конечно, ничего не почувствовали. Не ожидавшая подобной феерии фон Хойзере повалилась как подкошенная – волна задела её своей периферийной частью. С грохотом посыпались и попадали на пол все незакреплённые предметы.

Это произошло намного быстрее, чем можно описать словами. Обе обнажённые женщины, тотчас сбросившие путы отключённых ловушек, слаженными движениями кинулись к графине, которая – надо отдать ей должное – сразу же попыталась встать и начать отбиваться.

– Антуан! Зельда! Лукас! – закричала фон Хойзере в несуществующий микрофон.

– Даже не думай, – злорадно произнесла одна из Травиц. – Здесь сейчас не работает вся электронная и квантовая техника.

Берта сникла. Теперь её руки и ноги были ловко схвачены полицейскими узлами, затянутыми вручную – а значит, надёжно. Шнуры с кроватей оказались довольно прочными. Лейтенанты без суеты, но быстро собирали свои вещи и одевались. Одна из Карин вспомнила и про пистолет, спрятанный в смежной комнате.

– Ну что, Берта? Пойдём вместе, – сказала одна Карина.

– Никуда я с вами не пойду, – отрезала графиня, вздёрнув подбородок.

– Тогда мы тебя понесём, – произнесла та же Карина.

– С аккуратной дырочкой в твоём очаровательном животике, – добавила другая Травиц.

Инспекторы полиции переглянулись и понимающе улыбнулись друг другу.

Берта побледнела.

– Чёрт с вами, – хрипло произнесла она. – Идёмте.

– Одевайся, – сказала Карина-1

– И сними эту хрень, – добавила Карина-2, указывая на торчащий клинок, гротескно имитирующий половой член.

•  •  •

– Наверное, Берта не слишком была похожа на Клариссу, – предположила Электра. – Единственное сходство с вами обеими – это способ, которым она решила с тобой расправиться.

– В общем, ты права, – улыбнулась Карина. – Уничтожив Клариссу, я убила словно небольшую часть себя. С графиней не совсем так. И у меня тогда был азарт немного другого рода. Фон Хойзере уверяла, что Дюпон и его семейство пользовались её услугами. И я понимала, что наживаю себе недруга в Мировом правительстве. На тот момент – первого. А сейчас из семи его членов у меня уже по меньшей мере три врага. Если не четыре. Дюпон, Ротшильд. Старина Сакс, конечно. Думаю, что и Морган – первый среди равных – вряд ли скажет обо мне доброе слово.

– По-моему, ты не хочешь вспоминать подробности, – утвердительно произнесла Фламенко.

Карина задумалась. То был на самом деле один из худших эпизодов в её жизни, и без того насыщенной жестокостью. К тому же она до сих пор то и дело сомневается – а вдруг они тогда ошиблись, и сейчас именно клон рассказывает Электре страшную историю?

– Действительно, – согласилась Травиц. – Не хочу.

•  •  •

– Всё, вы получили что хотели, – срывающимся от злости и досады голосом произнесла графиня. – Вот пещера, а вот ангар, в котором сидят клоны. Все, кроме двоих – их увезли сразу, потому что заказ уже был получен... Ваши люди могут идти прямо в ангар... Интересно, куда вы потом отправите клонов? И как родители отнесутся к появлению абсолютных дубликатов собственных детей?

– Это не твоё дело, – ответила Карина-1.

– Вероятно, клонов переведут в другие сектора под присмотр воспитателей. Возможно, придётся поработать психологам. Дело, наверное, дойдёт до замены фрагментов памяти, – предположила Карина-2.

– Это очень гуманно, – язвительно произнесла фон Хойзере.

– Уж по сравнению с тем, что их ожидало... – начала вторая Травиц.

– Это действительно верх гуманизма, – закончила первая. – Кстати, только что услышала по туннельной сообщение от Жана. Он уже на месте и благодарит за наводку. Думаю, сегодня на Новом Лимане кто-нибудь тоже вспомнит о гуманизме, когда ощутит зубья пилы на своей шее.

– Я только что сама приняла это сообщение, – усмехнулась вторая. – И подумала о том же. Похоже, мы с тобой совсем одинаковые.

– Конечно, – поддакнула Берта.

– И это тоже не твоё дело, – осадила её первая.

– Но теперь вы должны меня отпустить, вы обещали это! – выкрикнула фон Хойзере.

– Мы разве ей что-то обещали, подруга? – спросила Карина-1

– Конечно. Мы обещали не убивать её до тех пор, пока она не приведёт нас к детям, – подтвердила Карина-2.

Три женщины стояли на решётчатом металлическом полу трансформаторной подстанции – гулкого помещения, из которого энергия поступала на уникальный аттракцион «Кейв роллер». Уникальный во всех отношениях – больше нигде не могли делать полноценных клонов. И больше никогда не станут. Карина знала, что после вывоза детей планета Делимар со всеми оставшимися фигурантами и всей технологией и техникой будет сожжена в пыль. Жестоко по отношению к местной фауне и стофунтовым алмазам, но таковы правила. А полицейские будут молчать, тем более что все подробности знает только Карина Травиц.

– Что это значит? – с тревогой спросила Берта.

Вместо ответа вторая Карина вынула пистолет, ранее принадлежавший графине, и нажала спуск. Резкий хлопок отразился в металлических стенах помещения, а бронзовая гильза упала на решётку пола, звеня и подпрыгивая. Берта с удивлением посмотрела на свой живот. Маленькое красное пятнышко появилось на голубой ткани блузки.

– Что ты сделала, гадина? – с непомерным удивлением в голосе спросила графиня. Её ладони легли на живот, лицо исказила гримаса.

Карина с наслаждением наблюдала за игрой мимических мышц Берты и за тем, как начинают захватывать её тело предвестники конвульсий. Графине было сейчас больно. Но она ещё не представляла, насколько больно ей станет в самом скором времени.

– Какие ощущения, подруга? – спросила Карина-1.

– Такие же, как у тебя, – засмеялась Карина-2.

– Сделайте же что-нибудь! – закричала Берта, отступая к металлическому силовому шкафу. Она оперлась на него спиной, закинула голову и закрыла глаза. Рот её был чуть приоткрыт, губы едва заметно подрагивали. Обе Карины переглянулись и без слов согласились друг с другом, что это выглядит чрезвычайно сексуально.

Вторая Карина протянула первой пистолет.

– Зачем? – удивилась первая.

– Ты знаешь, что с ним делать.

Травиц-1 молча протянула руку за оружием, но отдёрнула.

– Не нужно этого.

– Придётся, подруга. Одна из нас – лишняя. Ты – оригинал. А я – клон. Второй меня быть не должно в этом мире. И мы обе это знаем.

– Но ты уверена, что клон – ты?

– Никаких сомнений. Я с группой детишек крутилась на виражах, и в один момент наша вагонетка вдруг остановилась и медленно закатилась в помещение, похожее на небольшой ангар. Пока дети шумели и удивлялись, пришли какие-то мужчины с инструментами. Они заявили, что с аттракционом произошла неполадка, и попросили всех выйти. Я сразу же заподозрила неладное, но нам включили дельта-театр, и дети с радостью начали смотреть какой-то мультфильм. Двоих действительно куда-то сразу увели, другие даже этого и не заметили. Так что это было реальное клонирование, притом очень быстрое и с одновременной репликацией одежды и предметов. Ну и меня вместе с детишками реплицировали заодно. Странно, что не прикончили сразу, пока я соображала, что происходит. Главный техник, или кто уж он там на самом деле, сказал мне, что об инциденте уже сообщили графине, и она хотела бы принести свои извинения. Мне настоятельно предложили покинуть помещение, и я скоро оказалась наедине с этой женщиной...

– А потом она тебя привязала к кровати, – поняла первая. – И ждала, когда я приду к ней в гости.

– Она всё правильно сделала, – сказала вторая. – Нас она надолго запомнит.

– Верно, – согласилась первая. – Теперь у неё каждая минута за год пойдёт.

Берта издала долгий, протяжный стон.

– Сейчас сползёт на пол, – сказала Карина-1.

– Уже, – подтвердила Карина-2.

У графини фон Хойзере подломились ноги в коленях. Опустив голову, прижимаясь спиной к шкафу и держа ладони на животе, она стала потихоньку съезжать вниз. Длинные тяжелые пряди платиновых волос закрыли лицо Берты и растеклись по полу. Присев на корточки, медленными, неспешными движениями распрямила сначала одну ногу, потом – вторую, потом села на пол у шкафа. Затем снова подняла голову и нежно застонала.

– До чего я люблю такие движения, – вздохнула первая Травиц.

– И как она эротично стонет, – шепнула вторая.

– Помогите мне, – умоляющим тоном проговорила Берта. – Больно живот... Очень.

– Придётся помочь ей, подруга, – сказала одна Карина.

– Давай вместе, – произнесла другая.

Обе одинаковые женщины чуть приподняли тело Берты, уложили его на решётчатый пол. Затем потянули вверх блузку, обнажив сливочную, гладкую кожу.

– Настоящая ткань, – произнесла вторая Травиц. – Легко рвётся.

– Фиксируй ноги, – сказала первая.

Теперь графиня лежала на полу навзничь, как недавно её пленницы на кроватях. Её руки и ноги были раскинуты крестом и надёжно прихвачены шнурами к несущим конструкциям пола. Кровь медленно подтекала из маленькой ранки возле пупка, рисуя две почти одинаковые дорожки по талии. Графиня дёргалась и вскрикивала.

Карины переглянулись. Вторая кивнула первой. И тогда Травиц-1 не торопясь разулась и аккуратно встала босыми ногами на голый живот Берты. Безумный крик боли ударил по ушам, а когда он, захлебнувшись, перешёл в хриплый стон, Карина не могла не услышать бурлящие звуки из перекатывающейся тёплой и податливой мягкости под ступнями. Взявшись левой рукой за дверцу силового шкафа, Травиц запустила пальцы правой в тёплую влажность, навстречу давно уже пульсирующему вожделению.

– ...Подруга, когда ты кончала второй раз, то орала громче, чем она, – заметила Карина-2.

Карина-1 улыбнулась.

– Твоя очередь, – произнесла она, сходя с живота Берты.

– Давно пора, – сказала вторая. – А то я уже готова взорваться.

– Можешь кончать сколько захочешь...

– Ты очень любезна, – улыбнулась Травиц-вторая. – Мне ведь больше такого точно никогда не доведётся испытать...

Травиц-первая промолчала, выкинув лишнее из головы. Гораздо лучше отключиться на время от проблем и просто смотреть со стороны, как ты сама ступаешь босыми ножками по мягкому животу этой мерзавки, вызывая из её глотки совершенно уже невозможные звуки, и как сладко содрогаешься в трясущем всё твоё тело оргазме.

– …Ракета с полицейскими прибыла, – сказала Карина-1 спустя пару часов.

– Ну что ж, значит, время пришло, – произнесла Карина-2. – Надеюсь, ты сумеешь зачистить эту комнату до прихода сюда наших коллег?

– Без проблем, подруга.

Травиц-2 медленно повернулась к своему оригиналу спиной.

– Только пообещай мне одну вещь... – начала она.

Травиц-1 подняла пистолет на уровень затылка клона. Вернее, женщины с точно такими же, как у неё, воспоминаниями, желаниями и образом жизни. С таким же прекрасным телом и глазами того же цвета.

– Роман об этом никогда не узнает, – сказала первая.

– Спасибо, – произнесла вторая.


Этот текст может быть также доступен на тематических форумах либо в электронных библиотеках. 
Связаться с автором можно через электронную почту или страницу ВКонтакте.


Главная